История Второй Мировой Войны

Рост военно-экономического потенциала Германии и других стран фашистского блока

Одним из результатов военных побед Германии и ее союзников в Европе в 1939-1941 гг. было значительное увеличение военно-экономического потенциала стран фашистского блока. В распоряжение гитлеровцев поступили ресурсы союзников Германии и оккупированных стран Европы (см. таблицу).

Таблица 14. Основные показателя военно-экономического потенциала фашистской Германии к середине 1941 г. (годовое производство) (D. Eichholtz. Geschichte der deutschen Kriegswirtschaft 1939 - 1945. Bd. 1. 1939 - 1941. Berlin, 1971, S. 223.)

Показатели Германия с Австрией Европейские союзники Германии Оккупированные Германией страны Всего Увеличение ресурсов Германии за счет союзников и оккупированных стран
Площадь (тыс. кв. км) 554 801 1922 3277 5,9 раза
Население (млн. человек) 76 78 129 283 3,7 раза
Электроэнергия (млрд. квт-ч) 52 15 43 110 2,1 раза
Каменный уголь (млн. т) 185 2 161 348 1,9 раза
Железная руда (млн. т чистого железа) 3,4 0,5 22,4 26,3 7,7 раза
Медная руда (тыс. т чистой меди) 31 1 67 99 3,2 раза
Бокситы (тыс. т) 93 848 1176 2117 22,8 раза
Нефть (млн. т) 0,5 8,7 0,8 10,0 20,0 раза
Чугун (млн. т) 16,3 1,4 20,2 37,9 2,3 раза
Сталь (млн. т) 20,0 3,2 20,4 43,6 2,2 раза
Алюминий (тыс. т) 131 23 64 218 1,7 раза
Автомобили (тыс. шт.) 333 75 268 676 2,0 раза
Зерновые (млн. центнеров) 136 148 264 548 4,0 раза
Крупный рогатый скот (млн. голов) 22,9 15,3 45,4 83,6 3,7 раза
Свиньи (млн. голов) 26,7 9,9 27,8 64,4 2,4 раза
Шерсть (тыс. т) 19,6 59,7 59,4 138,7 7,1 раза

Как видно из таблицы, возможности военной экономики Германии в результате оккупации многих стран Европы и присоединения к фашистскому блоку ряда европейских государств увеличились более чем в 2 раза по производству электроэнергии, чугуна, стали, автомобилей, почти в 2 раза - по добыче каменного угля и выплавке алюминия, в 3,2 раза - по добыче медной руды. В десятки раз возросли ресурсы гитлеровцев по нефти и бокситам. Они могли распоряжаться продовольственными ресурсами оккупированных и зависимых стран, в 2 - 3 раза превышавшими германские.

Используя сырьевые ресурсы оккупированных и зависимых стран, повышая расходы на военные нужды (За первые два года войны (1939 - 1941 гг.) Германия израсходовала 138 млрд. марок (в ценах 1939 г.) на военные нужды (А. Алексеев. Военные финансы капиталистических государств. М., 1952, стр. 119).), Германия в 1939 - 1941 гг. увеличила производство и запасы многих важнейших видов продукции и вооружения. В 1941 г. по сравнению с 1939 г. непосредственно в Германии производство чугуна и стали возросло на 28 процентов, цветных металлов - на 35, моторного топлива - на 56, добыча угля - на 23 процента (Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг., стр. 244.). Значительно возросло производство нефтепродуктов (с учетом ввоза): с 8,2 млн. тонн в 1939 г. до 10 млн. тонн в 1941 г. (И. Файнгар. Очерк развития германского монополистического капитала, стр. 417.). До войны обогнав США и Канаду по выплавке алюминия, Германия в 1940-1941 гг. вместе с оккупированными странами еще больше увеличила производство этого важного стратегического сырья. В 1940 и 1941 гг. в Германии было выпущено около 300 тыс. станков (Там же, стр. 275, 415.). В 1941 г. их насчитывалось в 2 раза больше, чем у Англии, и в 3 раза больше, чем у Советского Союза.

Определенная часть возросших экономических ресурсов Германии использовалась для создания стратегических резервов. Накопленные к лету 1940 г. в Германии запасы алюминия обеспечивали потребность военной экономики в течение 13 месяцев, меди - 9, марганца и никеля - 7, свинца - 12, цинка - 13, олова - более 20 месяцев ( D. Eichholtz. Geschichte der deutschen Kriegswirtschaft 1939 - 1945. Bd. l, S. 228.). Запасов нефтепродуктов могло хватить на 7 месяцев (Ibid., S. 227, 228.).

Учитывая огромные масштабы военных действий против СССР, немецко-фашистское руководство уделяло много внимания созданию большого резерва локомотивов и другого транспортного подвижного состава. Был увеличен выпуск паровозов и вагонов, а также ввоз их из оккупированных стран Европы. Общее количество паровозов, находившихся в распоряжении Германии, возросло с 20,2 тыс. в 1938 г. до 27,4 тыс. в 1941 г., а число товарных вагонов - соответственно с 605 тыс. до 790 тыс. (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, т. 1, стр. 376.).

Накануне и в первый период войны фашистская Германия создала значительные продовольственные резервы. За счет ограбления оккупированных стран Западной, Восточной и Юго-Восточной Европы продовольственное обеспечение немецкого населения и вермахта улучшилось.

Непосредственно перед нападением на Советский Союз германские империалисты разработали и осуществили на практике ряд новых организационных мер для форсирования производства вооружения и пополнения запасов угля, нефти, цветных и черных металлов и другого стратегического сырья. В целях сосредоточения главных усилий монополий на производстве вооружения в ноябре 1940 г. был образован комитет «Оружие», председателем которого стал представитель фирмы «Фридрих Крупп АГ» Эрих Мюллер

(Анатомия войны, стр. 296 - 297.). Согласно директиве от 4 декабря 1940 г. совета вооружений имперской группы «Промышленность» перед комитетом стояла задача наладить сотрудничество между военными предприятиями и всеми средствами содействовать выполнению производственных заданий, которые будут даны промышленности различными родами войск вермахта (Там же, стр. 297.).

Для мобилизации всех энергетических ресурсов в начале 1941 г. были созданы имперские производственные объединения «Нефть» и «Уголь». Ведущую роль в них играли представители крупнейших германских концернов (Анатомия войны, стр. 307 - 309.).

Крупные мероприятия проводились непосредственно по военно-экономическому обеспечению плана «Барбаросса». Как отмечал генерал Томас, «подготовка агрессии со стороны управления военной экономики и вооружений велась с большой энергией и в огромных масштабах» (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 270.). 2 августа 1940 г. на совещании в Берхтесгадене Кейтель сообщил Томасу о переориентации стратегических замыслов германского руководства с Англии на Советский Союз и необходимости обратить главное внимание на выпуск военных самолетов, строительство подводных лодок и вооружение танковых войск. Руководство ОКВ поручило управлению военной экономики и вооружений предусмотреть техническое оснащение 180 дивизий, в том числе 20 танковых (Ibid., S. 271 - 273.).

Военно-экономические учреждения Германии развернули бурную деятельность по обеспечению плана «Барбаросса».

28 сентября 1940 г. за подписью Гитлера был издан приказ о предоставлении «производственных отпусков» военнослужащим вермахта. Согласно приказу планировалось в ближайшие шесть месяцев временно направить в военную промышленность не менее 300 тыс. солдат из числа высококвалифицированных рабочих, чтобы увеличить производство вооружения и боевой техники, необходимых для войны против СССР (G. Thоmas. Geschichte der deutschen Wehr - und Bustungswirtschaft (1918 - 1943/45), S. 240.). Уже к концу ноября 1940 г. 98 тыс. солдат работали на военных предприятиях. В дальнейшем их число увеличилось до 500 тыс. В апреле 1941 г. они были возвращены в вермахт (D. Eichholtz. Geschichte der deutschen Kriegswirtschaft 1939 - 1945, Bd. 1, S. 218.).

Использование этой квалифицированной рабочей силы в значительной степени способствовало росту выпуска вооружения накануне нападения Германии на Советский Союз.

Придавая исключительное значение бронетанковым войскам в «молниеносной войне» против СССР, гитлеровское руководство в 1940 - 1941 гг. обратило особое внимание на увеличение производства танков. Командование сухопутных сил вермахта в январе 1941 г. потребовало от министерства вооружений и боеприпасов немедленного увеличения производственных мощностей танковой промышленности, чтобы через год достичь ежемесячного выпуска 1250 танков и штурмовых орудий (Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933 - 1945 гг., т. II, стр. 143.). По сравнению с уровнем 1940 г. это означало рост более чем в 6 раз. Однако вскоре пришлось ограничиться цифрой ежемесячного производства танков лишь в 600 единиц (Там же, стр. 145.).

В 1941 г. производство танков и штурмовых орудий возросло. Их среднемесячный выпуск увеличился со 180 в 1940 г. до 270 в первом полугодии 1941 г. (Bundesarchiv (Koblenz), В 3/1729, В1. 2.).

Важную роль в увеличении танкового парка Германии сыграли захваченные гитлеровцами чешские заводы, которые в первой половине 1941 г. давали одну пятую поступавших на вооружение вермахта машин.

Таблица 15. Рост производства танков и штурмовых орудий в Германии в первом полугодии

1941 г. (Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933 - 1945 гг., т. II, стр. 145.)

Время Типы танков, шт. Штурмовые орудия, шт Всего танков и штурмовых орудий
Т-II Т-38 (чешский) Т-III Т-IV командирский итого
1-й квартал 7 148 288 85 60 588 104 692
2-й квартал 42 192 400 103 41 778 151 929
Всего 49 340 688 188 101 1366 255 1621

Рост производства танков позволил фашистской Германии оснастить новые танковые дивизии для нападения на СССР и почти в два раза увеличить общее количество машин по сравнению с сентябрем 1939 г. (Там же, стр. 144.). Вместо легких танков T-I и Т-II в армию поступало все больше средних танков T-III и T-IV, вооруженных более мощными скорострельными пушками. С учетом опыта войны на Западе в танках T-III и T-IV была увеличена толщина лобовой и бортовой брони, а на танке T-III вместо 37-мм пушки была установлена длинноствольная пушка калибром 50 мм. С 1940 г. в войска стали поступать бронетранспортеры на колесно-гусе-ничном шасси, которые в основном предназначались для моторизованных и танковых дивизий («Военно-исторический журнал», 1972, № 2, стр. 32.).

21 июня 1941 г. была образована специальная комиссия для объединения усилий по производству бронетанковой техники. «Обширная программа производства танков,- говорилось в распоряжении о создании комиссии,- стоит по срочности в общей программе вооружения армии на первом месте. Она служит основой для создания механизированных подразделений и тем самым боеспособности армии вообще. Поэтому абсолютно необходимо немедленно объединить все военные, технические и производительные силы государственного и частного сектора для осуществления единого планирования, испытания и производства» (Анатомия войны, стр. 327 - 328.).

Форсировался выпуск военных самолетов. К моменту нападения на Советский Союз германская авиация потеряла безвозвратно около 5,5 тыс. самолетов (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 415.). Эти потери восполнялись путем расширения производства на старых авиационных заводах и строительства новых предприятий. В 1940 г. в Германии было произведено 10 247 самолетов всех видов, а в 1941 г. - 12 401. Если в 1940 г. в месяц выпускалось около 850 самолетов, то в 1941 г. среднемесячное производство их достигло 1030 (Мировая война. 1939 - 1945 годы. Перевод с немецкого. М., 1957, стр. 514.). С 1 августа 1940 г. по 22 июня 1941 г. парк военно-воздушных сил Германии за счет производства новых и ремонта поврежденных самолетов увеличился на 7682 боевые машины (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 417.). Особое внимание обращалось на увеличение производства истребителей. Их выпуск в 1941 г. возрос по сравнению с предыдущим годом на 36 процентов. Рост осуществлялся, в частности, за счет сокращения выпуска учебных самолетов (Мировая война. 1939 - 1945 годы, стр. 514.).

После войны с Польшей некоторой модернизации подвергся авиационный парк фашистских ВВС. Разведывательные самолеты типа «Хейнкель-45» и «Хейнкель-46» были сняты с вооружения (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 419.). Увеличивалось производство разведывательных самолетов «Фокке-Вульф-189». Особый упор был сделан на модернизацию пикирующих бомбардировщиков, истребителей и самолетов дальней разведки, обладающих большой скоростью и дальностью полета. Бомбардировщики «Юнкерс-87», «Юнкерс-88», «Хейнкель-111» и «Дорнье-17» получили более мощные моторы. Наряду с этим большое внимание уделялось производству самолетов новых образцов.

В мае - июне 1941 г. командование вермахта пришло к выводу, что количество имеющихся истребителей обеспечивает потребности плана «Барбаросса». Усилия были переключены на увеличение выпуска бомбардировщиков. Предусматривалось, что они будут использованы не только для поддержки наземных частей, но и для нанесения ударов по глубинным районам Советского Союза и осуществления патрульной службы над оккупированной территорией. К моменту нападения на СССР боевой состав немецко-фашистской авиации состоял на 31 процент из истребителей и на 69 процентов - из бомбардировщиков и разведчиков (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, т. 1, стр. 379 - 380.).

Чтобы максимально использовать опыт ведущих авиационных компаний для увеличения производства военных самолетов, 14 мая 1941 г. Геринг образовал специальный промышленный совет (Анатомия войны, стр. 322.). Его основная задача состояла в координации деятельности различных групп авиационной промышленности, помощи компаниям в получении сырья и полуфабрикатов.

Были приняты меры по увеличению выпуска других видов вооружения. Так, возросло производство автоматов, пулеметов, противотанковых ружей, минометов, артиллерийских орудий. Среднемесячное производство артиллерийско-стрелкового вооружения в 1941 г. было почти в 1,8 раза выше уровня 1939 г. (таблица 16).

В программе военного производства фашистской Германии важное место отводилось увеличению выпуска боеприпасов. Разъясняя новую программу развертывания вооружений на совещании инспекторов по военной экономике 13 сентября 1940 г., Томас отмечал необходимость создания запаса боеприпасов, обеспечивающих 12-месячную потребность (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 273.). В 1940 г. на их долю приходился почти 41 процент общей стоимости производимого вооружения (Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг., стр. 42.). В ходе боевых действий на Западе расход боеприпасов немецко-фашистскими войсками оказался значительно ниже запланированного уровня. Поэтому в конце 1940 г. и особенно в первой половине 1941 г. производство боеприпасов было существенно сокращено и увеличен выпуск вооружения, в частности танков. В 1941 г. производство боеприпасов (без авиабомб) уменьшилось по сравнению с 1940 г. на 37 процентов: с 865 тыс. тонн до 540 тыс. тонн (Там же, стр. 271.). Однако продолжалось наращивание производства пороха, взрывчатых веществ, снарядов для зенитных орудий, авиабомб. Впоследствии оказалось, что планы производства боеприпасов, составленные на основе опыта «молниеносных» кампаний на Западе, не обеспечивали потребностей вермахта на советско-германском фронте.

Таблица 16. Производство артиллерийско-стрелкового вооружения в Германии (тыс. шт.) (G. Fоrster und andere. Der preussisch-deutsche Generalstab 1640 - 1965. Berlin, 1966, S. 470.)

Вооружение 1940 г. 1941 г.
Винтовки и карабины 1352 1359
Автоматические оружие для пехоты 171 325
Минометы 4 4,2
Артиллерийские орудия калибром свыше 75 мм 6,1 7,2

Продолжался рост военно-морских сил Германии, хотя фашистское руководство и отводило им второстепенную роль в войне против Советского Союза. За период с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. было завершено строительство линейного корабля «Бисмарк», тяжелых крейсеров «Принц Эйген» и «Адмирал Шеер». Особое внимание обращалось на выпуск подводных лодок. Если за пять предвоенных лет было построено 57 подводных лодок, то с начала войны по июнь 1941 г. - 147 (Л. Еремеев, A. Шepгин. Подводные лодки иностранных флотов во второй мировой войне. М., 1962, стр. 27, 28.). Увеличилось число подводных лодок, находившихся в строительстве: к началу войны их было 61, к началу 1940 г.- 238, к началу 1941 г.- 428 (Там же, стр. 27.).

Фашистская Германия готовилась и к химической войне против Советского Союза. Увеличивалось производство отравляющих веществ и химических снарядов. В служебном дневнике генерал Гальдер 20 ноября

1940 г. записал, что запас химических снарядов первой очереди - 1,3 млн. штук для легких и тяжелых полевых гаубиц - будет создан к 1 апреля

1941 г. Планировалось подготовить через три месяца после начала химической войны против СССР запас второй очереди в тех же размерах. Затем каждые три месяца предполагалось пополнять запас таким же количеством снарядов. Общий запас отравляющих веществ в конце 1940 г. составлял 10 тыс. тонн ( Ф. Гальдер. Военный дневник, т. 2, стр. 253.). Для их массового применения был разработан шестиствольный химический миномет с дальностью стрельбы 6 километров. Численность химических войск к началу 1941 г. была в 10 раз больше, чем перед войной (Там же, стр. 317.).

Предпринятые гитлеровцами усилия во второй половине 1940 - первой половине 1941 г. по развитию военной экономики привели к тому, что увеличился среднемесячный выпуск танков, самолетов, подводных лодок и других видов вооружения. Многие из них были модернизированы. К июню 1941 г. было обеспечено техническое оснащение более 200 дивизий сухопутных войск.

Однако валовой объем промышленного производства Германии за 1940 г. был несколько ниже уровня предыдущего года. В 1941 г. происходил рост производства, но и он не достиг уровня 1939 г. (таблица 17) (Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг., стр. 39.).

Снижение общего уровня производства в 1940-1941 гг. произошло из-за сокращения производства предметов потребления, в то время как выпуск машин, оборудования и вооружения возрастал. С 1939 по 1941 г. производство предметов потребления в Германии снизилось примерно на 4 - 5 процентов, а производство основных видов промышленного сырья и материалов увеличилось приблизительно на 12 процентов. Доля выпуска вооружения по отношению к общей промышленной продукции возросла с 9 процентов в 1939 г. до 16 процентов в 1941 г. (Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг., стр. 40 - 42.). Общий объем производимого в Германии вооружения летом 1941 г. был на три четверти больше, чем к началу второй мировой войны (Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung. Bd. 5. Berlin, 1966, S. 287.). Однако рост военного производства Германии в 1940 - 1941 гг. осуществлялся не в полную силу (Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг., стр. 39.).

Таблица 17. Индексы промышленного производства в Германии (В данном случае имеется в виду промышленное производство Германии в довоенных границах.)

1938 г. 1939 г. 1940 г. 1941 г.
100 106 102 105

Это объяснялось тем, что, во-первых, давали себя знать противоречия в развитии военной экономики фашистской Германии, связанные с капиталистическим характером производства. Несмотря на громкие фразы о первоочередности удовлетворения общих интересов немецкой нации, германские монополии прежде всего заботились о собственных барышах. Между ними шла острая конкурентная борьба, которая продолжалась и в условиях войны, а это снижало эффективность использования имевшихся у страны экономических возможностей.

Во-вторых, гитлеровское руководство, ориентируясь на «молниеносную войну», явно недооценивало значение экономического фактора в вооруженной борьбе против СССР. Оно полагало, что накопленного вооружения и боеприпасов будет достаточно для разгрома Советского Союза, и поэтому не предусматривало значительного расширения военной экономики в ходе самой войны. В этом нашел свое отражение авантюристический характер концепции плана «Барбаросса».

Наконец, в-третьих, более полному использованию экономических возможностей фашистской Германии мешало и то, что в стране не было единого управления военной экономикой. Несмотря на создание большого количества различных ведомств, советов, комитетов, групп и т. д.. призванных регулировать военное производство, в развитии экономики продолжала давать о себе знать стихия капиталистического хозяйства, не поддающегося единому планированию.

Союзники Германии по агрессивному блоку - Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Финляндия, Словакия - под нажимом гитлеровской Германии форсировали переключение своей экономики на военные рельсы, которая становилась составной частью военно-экономического потенциала фашистского блока.

Значительные возможности для производства вооружения имела Италия. Она располагала довольно развитой машиностроительной промышленностью, строила мощные линкоры, производила турбины и автомобили. Правители Италии стремились использовать корпоративную систему, являвшуюся своеобразной формой государственно-монополистического капитализма, для увеличения военно-экономического потенциала страны. Декретом от 31 декабря 1940 г. на министерство корпораций была возложена «закупка, реквизиция, хранение и распределение всех видов сырья» (С. Вишнев. Военная экономика фашистской Италии. М., 1946, стр. 32.). Верховная комиссия обороны, созданная при главе государства, ведала военно-экономическими вопросами, координировала деятельность экономических ведомств и комиссий, осуществляла связь государственных органов с монополиями.

Несмотря на предпринятые правящими кругами усилия, в Италии в первые годы войны добывалось всего 4,5 млн. тонн угля в год. Это удовлетворяло ее нужды лишь на 20 - 25 процентов. Потребность Италии в нефти в военное время составляла около 3 млн. тонн, тогда как в стране добывалось до войны 13 тыс. тонн и из оккупированной Албании могло поступить 200 тыс. тонн в год (С. Вишнев. Военная экономика фашистской Италии, стр. 38 - 39, 40.). Правда, Италия располагала значительными ресурсами гидроэнергии, что частично компенсировало недостаток угля и нефти. Имела она и запасы серы, ртути, бокситов, цинка, свинца. Однако у нее почти совсем не было никеля, хрома и вольфрама и таких цветных металлов, как медь и олово.

С началом второй мировой войны Италия резко увеличила добычу бокситов - с 360 тыс. тонн в 1938 г. до 530 тыс. тонн в 1940 г. Высокими темпами возрастало производство алюминия. Его выплавка в 1941 г. достигла 47 тыс. тонн (Там же, стр. 78.). Повысив загрузку старых предприятий и развернув строительство новых, Италия к 1941 г. увеличила выжиг кокса и выплавку черных металлов. В 1941 г. было произведено 2,6 млн. тонн стали (по сравнению с 2 млн. тонн в 1937 г.) (Там же.).

Для обеспечения роста военного производства в Италии был продлен рабочий день, введена многосменная работа, сокращен выпуск гражданской продукции.

Военная продукция в Италии производилась в основном на заводах, построенных задолго до войны и имевших устаревшее оборудование. Это не обеспечивало выпуска новых видов вооружения в достаточном количестве. К тому же производство военной продукции ограничивалось дефицитом сырья. Если людские ресурсы страны позволяли иметь 120 - 150 дивизий, то из-за недостатка вооружения состав ее армии не превышал 75 - 80 дивизий (Там же, стр. 84.). Ко времени вступления Италии во вторую мировую войну в ее бронетанковых силах имелось 1500 танков, большинство которых составляли трехтонные танкетки. Средних 11-тонных танков было всего 70 (Г. Филатов. Крах итальянского фашизма, стр. 149.). Авиация насчитывала 3434 самолета различных типов. По тактико-техническим данным итальянские самолеты, как правило, уступали иностранным. Месячное производство самолетов составляло до 250 машин.

Хортистская Венгрия накануне войны приняла пятилетнюю программу вооружений. В 1939 - 1940 гг. венгерское правительство поставило под военный контроль около 900 предприятий (А. Пушкаш. Венгрия в годы второй мировой войны. М., 1966, стр. 125.). Для увеличения военного производства правящая клика использовала источники сырья на захваченных ею территориях: в Трансильвании, Словакии, Закарпатской Украине. Все сырье, которое не вывозилось в Германию, хортисты направляли на производство вооружения. Бюджетные ассигнования на военные нужды возросли с 16 процентов в 1937 - 1938 гг. до 36 процентов в 1941 г. (Там же, стр. 128.).

В Финляндии в 1939 г. процесс военизации экономики шел полным ходом и не прекращался после заключения мирного договора с Советским Союзом. Финские правящие круги стремились увеличить производство вооружения, создать запасы стратегического сырья для войны против СССР.

Полностью была переключена на военные рельсы промышленность Румынии. Прямые бюджетные расходы румынского правительства на вооружение в 1940 г. по сравнению с 1936 г. возросли в 4,5 раза и составили 16,2 млрд. лей (Н. Лебедев. «Железная гвардия», Кароль II и Гитлер (Из истории румынского фашизма, монархии и ее внешнеполитической «игры на двух столах»). М., 1968, стр. 303.).

Таким образом, в 1939 - 1941 гг. фашистская Германия, подчинив себе экономику союзных и зависимых стран, добилась существенного роста своего военно-экономического потенциала.