Лекции по истории позднего средневековья

оглавление

Лекция 6 (22 Сентября)

В тесной связи с Францией находится Англия. Англия не подвергалась таким бедствиям от иноземных нашествий, каким подвергалась Франция, но должна была пройти чрез все ужасы средневековой междоусобной войны. Мы должны здесь коснуться некоторых явлений, резко отличающих государственную жизнь английского народа от других. Мы найдем в Essais sur 1'histoire de France Гизо краткий очерк развития революционных форм в Англии, как развивался парламент и приобретал одно за другим права свои. В этой статье собраны главные черты и опущены подробности, так что здесь с небольшим трудом можно составить себе довольно ясное понятие об деле. Первоначально английский парламент состоял из одних баронов, сподвижников Вильгельма Завоевателя; их одних как представителей своего войска созывал король, они составляли его parlamentum. В 13 столетии к этому парламенту были призваны представители городов и графств, т. е. сельское народонаселение. В сущности, только жители городов были представителями среднего сословия; представители графств были тоже бароны, не столько лишь богатые, как первые бароны — это были второстепенные вассалы. Ни сроки такого рода собраний, ни формы не были строго определены. Все это определялось необходимостью. Представители городов призывались только для того, чтобы выслушать распоряжения касательно налогов, так что города не имели причины радоваться этому праву и старались даже от него избавиться, ибо путешествия стоили денег и времени. Это считалось скорее тяжкой обязанностью, чем важным правом. Но в 1215 г. состоялся род договора с Иоанном Безземельным восставшего против него баронства и духовенства. Эта хартия легла в основу всей английской конституции. Самая эта хартия собственно по смыслу своему бедна определениями; в ней определялись права баронов, духовенства, о крестьянах и городах упомянуто мельком, но главное дело упомянуто, и, таким образом, видно, что составители думали о них. Но эта хартия получила великое значение, она перешла в общее сознание, каждая ее статья сделалась народной собственностью, каждый король в течение своего царствования несколько раз подтверждал ее. По времени делались дополнения и из них-то возросло будущее великое здание английской конституции. В начале 15 столетия короли уже не думали оспаривать начал, высказанных в великой хартии; парламент принял определенную форму.

Он разделился на высшую и низшую [камеры]; в первой заседали бароны и высшие сановники, здесь заседали рыцари, представители графств и представители городов. Низшая камера в это время уже исключительно занималась вопросами финансовыми, без ее согласия нельзя было наложить новых податей; это-то право дало ей значительное влияние на государство. Она могла остановить войну и заключить скорее мир отказом денег. Надо было королям торговаться с представителями ее при всяком важном случае. Таким образом, можно сказать без преувеличения, что почти все важные права, приобретенные английским народом в течение 14 и 15 столетий, были куплены; это был обмен уступок со стороны короля и нижней камеры.

Но в 15 столетии кровавые распри остановили развитие гражданских учреждений и, по-видимому, совершенно грозили их изменению. Это была война Алой и Белой розы. В конце 14 столетия после Ричарда II сел на престол Генрих IV из дома Ланкастерского, один из внуков Эдуарда III; он сел по праву сильного и счастливого; оставались еще потомки старших сыновей Эдуарда III, так что только личные таланты Генрихов IV и V останавливали претендентов на престол. Но при сыне Генриха V, добродушном, но слабом и болезненном Генрихе VI, эти претенденты поднялись с большою силою. Сам король, потерявший Францию еще в детстве своем, охотно отказался от престола. Но за него крепко держалась супруга его Маргарита Анжуйская. Главным противником короля был герцог Йоркский, в гербе которого была белая роза, в гербе короля была алая роза. Эта война Алой и Белой розы продолжалась более 30 лет, сопровождаемая такими кровавыми событиями, каких, может быть, мы не встретим в истории древних народов; Англия потеряла почти 1/4 своего народонаселения. Можно себе представить значение таких утрат. Но тяжесть войны не столько падала на низшее и среднее сословие, сколько на аристократов. Эдуард IV начал рано увещевать своих воинов щадить простой народ и обращать удары против баронов.

Таким образом, к концу войны Англия утратила 80 баронов, связанных родством с королевской фамилией. Огромное большинство феодальных фамилий было совершенно истреблено. Прежняя нормандская аристократия погибла, место ее должна была заступить другая, чисто англосаксонская. Но она не успела еще образоваться. В 1465 г. на престол вступил Эдуард V, сын герцога Йоркского. Царствование это было временем беспрерывных восстаний и борьбы. Он царствовал 22 года; разбитый один раз, принужден он был бежать из владений своих в Бургундию, будучи изгнан Варвиком; но он возвратился, разбил Варвика, разбил сына Маргариты Анжуйской и убил его после битвы. Но и его династия царствовала недолго, он умер в 83 г., в один год с Людвигом. У него оставалось двое сыновей: они были истреблены Ричардом III Глостером. Имя его перешло к потомству как имя ужасного тирана. Но, в сущности, большая часть обвинений на него несправедлива. Этим обвинениям в особенности придал много весу поэтический авторитет Шекспира. Все новейшие исследования и источники приводят к следующему заключению: Ричард был даровитейший и гениальнейший человек тогдашней Европы; но подобно Людвигу XI это был человек без твердых нравственных убеждений и верований: нравственность средневековая была им отвергнута, новой еще не было. Поколения этого времени, воспитанные в междоусобиях, равнодушно смотрели на человеческую кровь; вся жизнь Ричарда прошла в этих битвах; ему приписывают смерть Генриха VI, убиение сыновей Эдуарда IV и много других преступлений. Племянников, сыновей Эдуарда IV, действительно он предал смерти. Многие аристократические фамилии были им казнены. Но если считать число его жертв, оно далеко не доходит до числа жертв Эдуарда IV. Для низших классов народа Ричард был государем милостивым, умным, и он действительно заботился об их пользе. В числе современных нам памятников английской истории, может быть, ни один не проливает такого света на его время, как показания современников Ричарда, изданные Fenn'ом; здесь слышим голоса из всех слоев общества в эту смутную эпоху. В наше время другой английский археолог Элис издал еще несколько дополнительных к тому томов, письма английских королей и королев.

Здесь очень много интересного, особенно в письмах Ричарда III. Они обличают странный характер этого человека; он умел внушить страстную любовь в племяннице своей Елизавете, вдове убиенного им Эдуарда. Письма ее к нему исполнены страсти. Она спрашивает, скоро ли умрет дочь Варвика, его жена, скоро ли судьба соединит их. Другие письма показывают, что он имел много приверженных людей. Но удержаться тогда на престоле было трудно. Одной счастливой битвы достаточно было, чтобы завладеть престолом — народ в беспрестанных междоусобиях привык менять свои расположения к династиям.

В 1485 г. граф Генрих Ричмонд, не совсем справедливо называвший себя преемником прав Ланкастерской династии, сделал высадку в Англии. Собственно он был не Ланкастер, он происходил от Варвиков фамилии Тюдоров. Его дед женился на вдове Генриха V, французской принцессе Екатерине. Права его были очень не ясны. Но судьба решила вопрос о престоле при Босворте (Bosworth), (1485 г.); все, что могло быть сделано личным мужеством, распорядительностью, было сделано Ричардом, но ему изменили его приверженцы, Буккингам и Станлей. Ричард погиб. В это время возникли те памятники, которые представляют Ричарда каким-то бессмысленным кровопийцей, они возникли при его победителе; понятно, почему историки так его выставляли во время царствования его победителя. Из сказанного, однако, не следует, что Ричард был добр и великодушен, но что он принадлежал к числу самых талантливых людей того времени. Что же касается до его злодеяний, то Людвиг XI и Генрих VII не только могли поспорить с ним, но даже превосходили его в этом отношении. Царствованием Генриха VII замкнулись междоусобия. Между государями Европы конца XV столетия — какое-то родственное сходство: у Генриха VII, видимо, много такого, что и у Людвига XI. Он чуждался тех добродетелей которые прежде составляли идеал рыцарских доблестей. В войне с Ричардом он дал несомненный опыт искусства и храбрости, но вообще он не любил войны. Без причины он не проливал крови, но если чья голова казалась ему опасной, никакие услуги не спасали заподозренного. Таким образом пал Станлей, решивший битву при Босворте в его пользу. Чтобы положить конец восстаниям во имя вытесненной Йоркской династии, он женился на Елизавете, старшей дочери Эдуарда. Но он избегал всякого случая и возможности обнаружить ее права на престол. Он считал себя завоевателем королевства Английского. Он здесь следовал средневековому началу: он получил на битве государство вследствие приговора божия, по мнению средневековому. Два самозванца, восставшие против него, не успели в своих намерениях. Это были Ламберт Симнель и Перкин Варбек (Lambert Simnel, Perkin Warbek). Характер короля вполне обнаружился здесь. Симнель, сын простого хлебника в Оксфорде, составил многочисленную партию, был разбит и взят в плен королем лично. Король привез его в Лондон; граждане ожидали его казни, но Генрих, с злобною насмешливостью, ему одному свойственной, определил его поваренком на кухне, потом он сделан был сокольничьим. Но другой искатель престола Персии Варбек выдавал себя за герцога Йоркского, меньшего сына Эдуарда IV, ему помогала Шотландия и вдовствующая герцогиня Бургундская, вдова Карла Смелого. Какого он был точно происхождения, трудно сказать, это было лицо загадочное, общее мнение впоследствии называло его евреем. И его действия кончились его поражением и пленом, после чего он посажен был в Лондонскую башню, бежал, взят снова и казнен. Но вместе с ним казнен невинный юноша, Эдуард Варвик, сын герцога Кларенского, который с ранних лет сидел в Лондонской башне; он был казнен за одно имя свое: его обвинили в сношениях с Перкин Варбеком. Устранив таким образом опасность с этой стороны, король обратил преимущественное внимание на залечение язв государства. В первом собрании парламента в первой камере явилось не более 20 членов: другие пали в междоусобиях и во время преследований короля. Значительная часть земли была необработана, народ одичал, привыкши жить войной. Надо было издавать действительно строгие законы, чтобы устроить какой-либо порядок. Немногие оставшиеся сильные владетели держали целые армии при себе. Генрих запретил это особенным законом. Потом, не желая прибегать к сомнительной уступчивости нижней камеры, король изобрел новый источник доходов. Он окружил себя опытными юристами, объезжавшими английские владения и заводившими бесчисленные процессы; для разбора их было устроено особое судилище — Звездная камера. Таким образом король конфисковал 1/5 часть всей собственности Англии. Уже современники хорошо понимали цель этой операции: юристы имели в виду обогащение казны. Юристы сами это очень хорошо понимали: владетели могли откупаться от них деньгами. В английских архивах сохранено много собственноручных записок короля по этому случаю. С обвиненного требовали за вину известную, часто значительную сумму, случалось, он не мог вдруг заплатить этого и король писал: «На первый случай взять с такого-то столько-то, остальное рассрочить и отпустить его». Результаты такой политики определить нетрудно. Чувство права, законности, отличительная черта англичан, ослабели в значительной степени. Парламент собирался редко, в крайних случаях, народ отвык от собраний, власть королевская сделала огромные успехи. Можно было подумать, что всё движение английских учреждений от 12 до 15 столетия оказалось бесполезным и бесплодным. Но с другой стороны, нельзя Генриху отказать в одной из отрицательных способностей: он не увлекался войнами на европейском материке и преимущественно хотел усилить внутреннее благосостояние государства. Когда он умер в 1509 г., он завещал сыну королевскую богатую казну, которой тогда не было равной.





Ветошь и спецодежда в иваново military-tex.ru.