Средние века

Объединение Испании. Образование Португальского государсва

Испания и Португалия складывались как единые, централизованные государства в условиях завершения реконкисты, что сказалось на некоторых особенностях их исторического развития. В результате реконкисты к концу XIII в. в руках у арабов оставались лишь незначительные владения на юге Испании — Гранадский эмират со столицей Гранадой. Вся остальная территория Пиренейского полуострова была освобождена от арабов.

Испания в XIV—XV вв. Развитие городов

На протяжении XIV и большей части XV в. Испания оставалась ещё разъединённой на Леоно-Кастильское и Арагоно-Каталонское королевства, из которых каждое в свою очередь распадалось на множество феодальных сеньорий.

Правление кастильских королей Хуана II (1406—1454) и Генриха IV (1454— 1474) было заполнено бесконечными феодальными смутами, выступлениями крупных феодалов, значительно увеличивших свои владения во время реконкисты, против королевской власти. Восставшие феодалы расхищали королевский домен, разоряли села, зависевшие от городов, и старались нанести ущерб самим городам, которые, как правило, выступали на стороне королевской власти.

В XIV—XV вв. значительных успехов достигло развитие городов. Ремёсла, которыми ещё в XII в. занималось исключительно население отдельных городов, например Сант-Яго, с XIII в. получили распространение во всех крупных городах и особенно в тех из них, которые находились на отвоёванной у арабов территории, где ремесло существовало ещё при арабском господстве. Статуты цехов и братств свидетельствовали о развитии в городах Испании производства шерстяных и шёлковых тканей, оружия, ювелирных изделий и т. д. Эти ремёсла в XIV в. обслуживали уже не только местный рынок. Продукты ремесленного производства вывозились далеко за пределы страны. Несмотря па плохие пути сообщения внутри страны, росло значение ярмарок (в Севилье, Мурсии, Куэнке и других городах). Особое значение приобрела ярмарка в Медине дель Кампо, ставшая торговым центром для северных и северо-западных городов и центральных районов Кастилии.

Ремесла и торговля развивались в XIV—XV вв. также в Каталонии и Арагоне, особенно в городах, находившихся на побережье Средиземного моря. Наиболее крупным городским центром там являлась Барселона. Каталонские купцы соперничали с итальянскими в торговле с различными странами Европы, Азии и Африки, расположенными по берегам Средиземною моря. Каталонские города имели своих консулов в таких итальянских городах, как Генуя и Пиза. Каталонские купцы торговали во Фландрии, их суда проникали в Северное море и в Балтику. Торговое право Барселоны было принято в городах Южной Франции. Картографы Каталонии и остров Майорка создали целые школы последователей своего искусства, считавшегося в то время выше итальянского.

'Львиный двор в Альгамбре' (Гранада). XIV в.
'Львиный двор в Альгамбре' (Гранада). XIV в.

Короли Арагона и феодальные сеньоры, получавшие немалые доходы от внешней торговли, всячески поощряли купцов и давали городам различные привилегии и льготы. Однако существовавшие феодальные порядки создавали одновременно множество препятствий в виде многочисленных таможенных застав и пошлин, стеснявших внутреннюю торговлю, привилегий, которые давались одним городам в ущерб другим, феодальных грабежей на больших дорогах и на морских путях.

Сельское хозяйство и положение крестьянства

Недостаточное количество данных, собранных исторической наукой, не позволяет сделать определённых выводов относительно сельского хозяйства и положения крестьянства с Испании в XIV—XV вв. Можно отметить лишь основные факты и среди них в первую очередь дальнейшее развитие овцеводства наряду с зерновым хозяйством и в ущерб ему, особенно в Кастилии. Огромные стада, принадлежавшие крупным феодалам, церкви и королю, перегонялись из Кастилии в Эстремадуру на зиму и обратно весной из Эстремадуры в Кастилию (так называемые «перегонные стада» — «меринос»). Владельцы этих огромных стад, организованные ещё в XIII в. в особое привилегированное общество «Места», пользовались правом выпаса на государственных и общинных землях, что неизбежно вело к разорению хозяйств мелких крестьян. Шерсть мериносов вывозилась в большом количестве в города Италии, а с XV в. — в Нидерланды.

Положение крепостных и других групп феодально зависимого крестьянства о Испании в XIV—XV вв. было очень тяжёлым. Значительное количество вольных крестьянских общин-бегетрий, члены которых, как лично свободные люди, несли относительно лёгкие повинности в пользу своих сеньоров, имелось только в Кастилии. Однако и они после окончания реконкисты и прекращения колонизации новых земель постепенно утратили свои вольности и были принуждены подчиниться сеньорам.

С развитием товарно-денежных отношений в Кастилии, как и в других областях страны, начался процесс так называемого освобождения крестьян, т. е выкуп крестьянами ряда повинностей, связанных с их личной зависимостью. Этот процесс завершился в Кастилии в XIV—XV вв., но он отнюдь не означал облегчения повинностей или повышения благосостояния основной массы непосредственных производителей деревни, так как крестьянин (соларьего) оставался феодальным держателем земли, обязанным уплачивать феодальную ренту, главным образом в денежной форме, и подчинённым сеньору в судебном отношении. Соларьего имел право уйти от сеньора куда угодно, но при этом был обязан оставить сеньору землю. Оброк крестьян всё время увеличивался, о чём свидетельствовала петиция кортесов 1385 г. В ней отмечалось, что сеньоры наложили на соления «весьма значительные подати и чинят великие насилия, беззаконие и зло, а поэтому упомянутые местечки и сёла доведены до разорения и обезлюдели».

Особенно тяжёлым было положение крестьян в Арагоно-Каталонском королевстве. Кроме обычных феодальных платежей, крестьяне несли здесь еще ряд других обременительных повинностей, известных под названием «дурных обычаев», связанных с личной зависимостью крестьян. В Каталонии, например, значительную часть наследства крестьянина, а также имущество крестьянина, умершего бездетным или без завещания, захватывал сеньор. Феодалы брали высокие штрафы за самые мелкие правонарушения, имели право взимать с крестьянина большие платежи за отчуждение имущества в качестве приданого и т. д.

Большинство крестьян в Каталонии находилось на положении так называемых ременсов, т. е. крепостных, имеющих право выхода (слово «ременс» означает «выкуп»). Крестьяне-ременсы могли уйти со своих участков только в том случае, если они предварительно выкупались на волю, что для крестьянина оказывалось почти невозможным, ибо выкупная сумма была очень велика. Суд над крепостными и зависимыми крестьянами как в Арагоне, так и в Каталонии находился всецело в руках феодалов.

Крестьянские восстания в XIV—XV вв.

На усиление феодального гнёта крестьяне отвечали восстаниями. Наиболее крупные крестьянские восстания в это время происходили в Арагоно-Каталонском королевстве, где крестьянское движение приняло значительный размах с начала XV в. Крестьяне-ременсы требовали отмены «дурных обычаев» и крепостничества. Короли Арагона из страха перед крестьянскими восстаниями не раз издавали указы об отмене крепостного права и «дурных обычаев», но сопротивление знати, а частично и городов, у которых тоже были зависимые крестьяне, сводило практическое значение этих указов к нулю.

В 1462 г. в Каталонии началось восстание крестьян под предводительством мелкого дворянина Вернтадьята. Восстание охватило не только большую часть Каталонии, но и распространилось на Южную Францию. «Адам, — заявляли восставшие, — умер, не оставив завещания, следовательно, земля должна быть разделена на равные участки между всеми людьми — его детьми, так как несправедливо, чтобы одни владели ею, а другие оставались без земли».

Движение скоро приняло более или менее организованный характер. Крестьяне осадили ряд городов. Крестьянская война длилась целых 10 лет, до 1472 г. Король был вынужден отменить некоторые из «дурных обычаев» и уменьшить особо тяжёлые повинности. Однако уже в 1474 г. по требованию главным образом церковных феодалов все эти льготы были ликвидированы, и крестьяне скоро очутились в прежнем положении. Поэтому в 1484 г. крестьяне снова поднялись на борьбу. Во главе их стоял теперь крестьянин Педро Хуан Сала, оказавшийся талантливым организатором, хорошо знавшим военное дело. Восставшие крестьяне, ядро которых составляли ременсы, подошли в январе 1485 г. к Барселоне. Только в марте дворянству удалось разбить крестьян. Захваченный в плен Сала был казнён. Но крестьянское движение продолжалось, превратившись в партизанскую войну, наводившую ужас на феодалов. Сеньоры, наконец, согласились на компромисс с восставшими, в результате чего были отменены «дурные обычаи» и крестьяне освобождены от личной зависимости. Однако все платежи за землю сохранились полностью. Крестьяне остались в феодальной зависимости, хотя и превратились в лично свободных людей.

Скудость и отрывочность сведений в источниках о крестьянских движениях в Кастилии в XIV—XV вв. не позволяют нарисовать сколько-нибудь полной картины народного сопротивления, но ряд фактов доказывает, что оно имело место. Наиболее ярким свидетельством этого является восстание в местечке Фуэнте-Овехуна (расположенном вблизи Кордовы в Андалусии), происшедшее в 1476 г. (Это восстание запечатлено знаменитым испанским драматургом Лопе де Бега в его драме «Фуэнте-Овехуна» («Овечий источник»). ). Население Фуэнте-Овехуна восстало против своего сеньора — командора ордена Калатрава — Гусмана, жестоко притеснявшего жителей селения. Фуэнте-Овехуна находилось прежде (до 1458 г.) в зависимости от Кордовы, и восставшие жители, после того как были убиты Гусман и 14 его приближённых, отдали своё селение под покровительство Кордовы. Благодаря своему мужеству и стойкости во время следствия восставшие добились от королевской власти подтверждения перехода под власть Кордовы, т.е. по существу оправдания своих действий.

Политическое объединение страны

Экономическое развитие Испании в XIV — XV вв. имело весьма важные последствия: усилилось политическое влияние городов, которые выступали в союзе с королевской властью против крупных феодалов, носителей политической раздробленности. В Испании складывались предпосылки для её политического объединения. Силы, способствовавшие установлению единства страны, всё более крепли в лице городских союзов (эрмандад), враждовавших с феодальной знатью. Горожане чем дальше, тем всё более отчётливо заявляли о своих интересах на кортесах, самую влиятельную часть которых, начиная с XIV в., они составляли.

Аутодафе. Картина Педро Берругете. XV в. Конец XV - начало XVI в.
Аутодафе. Картина Педро Берругете. XV в. Конец XV - начало XVI в.

Однако на пути к централизации власти в Испании стояли большие трудности. Основным препятствием были крупные сеньоры, которые за время реконкисты значительно увеличили свои земельные владения и богатства. Кроме того, патрицианская верхушка городов — носительница средневековых вольностей и привилегий, поддерживала королевскую власть против крупных феодалов и духовенства лишь при условии неприкосновенности всех этих вольностей. Опорой королевской власти являлось мелкое и среднее дворянство, для которого сильная центральная власть служила гарантией сохранения феодальной ренты, получаемой с крестьян, и наилучшим орудием в борьбе с крестьянским сопротивлением.

Экономическое развитие Испании и поддержка, оказываемая королевской власти дворянством и городами, ускорили политическое объединение полуострова. Оно произошло в 1479 г. , когда королем Арагона стал Фердинанд, вступивший ранее в брак с Изабеллой Кастильской. Создалась крупная держава, в состав которой вошли большая часть Пиренейского полуострова, Балеарские острова, Сицилия, Сардиния и Южная Италия.

С помощью дворянства и горожан короли начали борьбу против крупных феодалов, стремившихся сохранить политическую раздробленность страны. У феодалов были отняты права чеканки монеты и ведения частных войн. Были произведены конфискации коронных земель, расхищенных раньше знатью. Не будучи в состоянии ликвидировать духовно-рыцарские ордены, возникшие в период реконкисты и o6oгатившиеся огромными земельными приобретениями, король стал их магистром и таким путем получил в свое распоряжение все их имущество.

В борьбе с крупными феодалами королевская власть Испании использовала военную силу городов, объединенных в союз — «святую эрмандаду». Городские отряды стояли заставами по большим дорогам и вели ожесточенную борьбу с бесчинствовавшими феодалами. Но, покорив в основном знать с помощью горожан, королевская власть стала затем постепенно ограничивать и права городов на самоуправление, подчиняя их королевским чиновникам. Укрепив свою власть в стране, Фердинанд и Изабелла начали войну с Гранадой — последним оплотом арабов в Испании. Война эта продолжалась 10 лет и закончилась в 1492 г. взятием Гранады.

Королевская власть и католическая церковь

В борьбе за укрепление своей власти испанские короли опирались на католическую церковь. Нигде католическая церковь не была так сильна, как в Испании. Так как реконкиста осуществлялась под лозунгом борьбы «креста с полумесяцем», т. е. борьбы христианских народов против мусульман, в Испании создалась благоприятная почва для католического фанатизма. Королевская власть использовала это и поддерживала новый политический порядок всей силой церковного авторитета.

В 1480 г. в Испании была организована инквизиция, и вскоре начались беспощадные гонения на мусульман, евреев и еретиков. Особенно усилились эти гонения после взятия Гранады. Евреям и мусульманам было предложено или покинуть страну, или перейти в христианство. Десятки тысяч людей, главным образом ремесленников и торговцев, ушли из Испании. Но и перешедшим в христианство евреям и мусульманам грозила вечная опасность. Стоило кому-нибудь донести, что они придерживаются своей прежней веры, их немедленно предавали суду инквизиции. Политическая оппозиция королю стала приравниваться в Испании к церковной ереси, и врагов королевской власти начали привлекать к суду инквизиции в качестве еретиков. Таким образом, инквизиция беспощадно расправлялась не только с евреями и мусульманами, но и с испанцами-христианами, если их подозревали во враждебном отношении к церкви и королю. «...Благодаря инквизиции,— писал К. Маркс, — церковь превратилась в самое страшное орудие абсолютизма.» (К. Маркс, Революционная Испания, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. X, стр. 720.).

Зал послов в Альказаре (Севилья). XIV в.
Зал послов в Альказаре (Севилья). XIV в.

В Испании казнь еретиков проводилась в виде мрачного церковного представления, которое носило название «аутодафе» (что значит в переводе — «дело веры»). Сожжение еретиков происходило на площадях в присутствии королевского двора, феодалов и горожан. В процессии под пение религиозных гимнов впереди шло духовенство, а за ним вели осужденных на казнь. На кострах сжигали массу людей. Страшную известность приобрел инквизитор Торквемада, который за годы, когда он возглавлял инквизиционный трибунал, сжег свыше 8 тыс. «неверных» (мусульман и евреев) и еретиков. Усердие инквизиции в преследовании еретиков подогревалось тем, что в пользу инквизиторов и доносчиков шла треть имущества осужденных. Остальное получал король. Испанский народ, освободивший страну от арабов, оказался порабощенным деспотической королевской властью, феодалами и хищным, фанатическим духовенством.

Развитие культуры в XIV—XV вв.

Развитие городов и усиление политического влияния бюргерства, выступавшего против феодальной аристократии, нашли свое отражение в культуре Испании. Народное и бюргерское влияние самым ярким образом проявилось в поэме Хуана Руиса (1283—1350) «Книга о благой любви». Форма повествования этой биографической поэмы напоминала позднейшую «плутовскую новеллу», в которой слуги, выходцы из простого народа, оказываются более умными и ловкими, чем их сеньоры.

Существенные изменения стали заметны и в литературе высших классов. Феодальная аристократия потерпев поражение в борьбе с усилившейся королевской властью и превратившись в придворную знать, замкнулась в узком кpугу сословных предрассудков и начала культивировать «рыцарские» добродетели и верноподданнические чувства. В этой среде получили широкое распространение поэтические произведения провансальских трубадуров, французские рыцарские романы и старинные романсы, воспевающие героику борьбы с маврами.

В последней четверти XV в. был создай один из замечательных памятников испанской литературы — драматизированная новелла «Селестина», автором которой был, по-видимому, Фернандо де Рохас. В этой новелле явственно проступают плебейско-демократические черты: борьба нового человека против феодальных обычаев, требование полной свободы личного чувства и стремление к реализму.

Ваза Фортуни. Малага. XIV в.
Ваза Фортуни. Малага. XIV в.

В изобразительном искусстве XIV—XV вв. новые явления экономической и социальной жизни нашли свое отражение главным образом в архитектурном оформлении пышных дворцов испанской аристократии, в великолепных, выстроенных каменщиками и ремесленниками, городских ратушах и соборах, сочетавших в себе элементы готики, мавританского (арабского) стиля и раннего итальянского Возрождения. Все эти здания отличались богатством декоративных украшений и художественной резьбой по камню и дереву, являвшихся плодом творчества ремесленных мастеров. Большого развития достигло керамическое производство. В числе наиболее известных образцов так называемой испано-мавританской керамики — знаменитая ваза Фортуни, расписанная люстром. Она называется так по имени ее владельца испанского живописца Мариано Фортуни (1838—1874).

Возникновение Португальского государства

Начало политической самостоятельности Португалии было связано с победой над арабами, одержанной португальцами под предводительством графа Альфонса Энрикеса при Орике в 1139 г. После этого Альфонс Энрикес был провозглашен королём Португалии. Но король Леона признал королевский титул Альфонса только в 1143 г. под давлением папы, причём Португалия была объявлена находящейся в вассальной зависимости от последнего с обязательством ежегодной уплаты ему определённой денежной суммы.

Реконкиста и в Португалии велась соединёнными силами крестьянства и рыцарства, организованного в духовно-рыцарские ордены. По мере отвоевания территории росли земельные 6oгатства португальской знати и духовенства и образовывались, особенно на юге, громадные владения, принадлежавшие духовенству, духовно-рыцарским орденам и отдельным крупным светским феодалам. Но так как в реконкисте принимало участие крестьянство, получившее в свои руки оружие, крупные землевладельцы оказывались вынужденными приглашать на свои земли крестьян на особо льготных условиях. Всё это способствовало тому, что на юге Португалии — во вновь отвоёванных землях — крестьянство сохранило свою свободу, в то время как на севере оно находилось в принимавшей различные формы феодальной зависимости, вплоть до серважа. Кое-где были и рабы из пленных мусульман.

Класс португальских феодалов был представлен магнатами, средним дворянством (инфансонами) и низшим дворянством (кавалерами-рыцарями). Особое значение в Португалии, находившейся с середины XII в. в вассальной зависимости от папы, приобрело духовенство. Захватив огромные пространства земли, оно добилось освобождения от налогов, постоянно вмешивалось в управление страной и являлось исполнителем всех приказаний папства, когда последнее не получало требуемых им денежных сумм из Португалии и подвергало её население всевозможным церковный карам (интердикту и отлучению от церкви). Борьба королей Португалии Против притязаний пап шла в течение трёх столетий (XII—XIV вв.). Так, Диниш I (1279—1325) добился ограничения юрисдикции духовенства и запретил ему приобретение новых земельных владений. В начале XV в. король Жуан I (1385—1433) закончил борьбу фактически полным подчинением духовенства королевской власти.

Развитие городов, ремесла и торговли в Португалии

В этой борьбе на стороне королевской власти выступали городские общины, крепнувшие по мере развития ремесла и торговли. С продвижением португальцев к югу увеличивалось количество городов-крепостей, становившихся опорными пунктами реконкисты. Со второй половины XIII в. начало расти и экономическое значение этих городов в качестве центров ремесла и торговли. С этого времени города Португалии, используя своё местоположение на берегу Атлантического океана, завязали оживлённые торговые отношения с Францией и Англией, а также с городами на побережье Средиземного моря, куда из Португалии шёл хлеб и другие сельскохозяйственные продукты.

Короли и феодальные сеньоры покровительствовали разработке железных и золотых рудников, кораблестроению и морской торговле. Города получали всевозможные привилегии и права самоуправления, а в середине XIII в. их представители появились на собраниях кортесов. Король Диниш I выписывал из Генуи мастеров корабельного дела и приказывал сажать на склонах гор по восточной границе государства деревья, которые дали впоследствии великолепный мачтовый лес. Имея в виду развитие в Португалии кораблестроения, Энгельс назвал Португалию иберийской Голландией (См. Ф. Энгельс, О разложении феодализма и возникновении национальных государств; в кн. «Крестьянская война в Германии», стр. 162.).

Заинтересованность португальских королей в развитии кораблестроения имела вполне определённые причины. К середине XIII в. реконкиста на территории королевства была в основном закончена. Многочисленное португальское дворянство, считавшее недопустимым для своей чести какое-либо иное занятие, кроме военной службы, оказалось не у дел. Тогда оно само перешло в наступление и продолжало вести ожесточённую борьбу с арабами и берберами на африканском побережье, куда те были оттеснены после завершения реконкисты и откуда время от времени совершали набеги на португальские берега.

Вместе с тем развивавшаяся морская торговля португальских городов требовала наличия искусных мореходов и капитанов — водителей кораблей. Эти обстоятельства и способствовали тому, что португальские дворяне сменили коней на корабли и из рыцарей превратились в мореходов, которым Португалия была обязана с середины XV в. важными открытиями как в Атлантическом океане, так и на путях в Индию. В организации этих морских предприятий принимал деятельное участие сын короля Португалии Жуана I — Генрих, получивший прозвище Мореплавателя.

В 1415 г. португальцы захватили на африканском берегу крепость Сеуту. Это завоевание сделалось исходным пунктом продвижения португальцев на западное побережье Африки, куда их влекло не только желание держать под ударами африканское население, но и жажда богатства. Португальцы искали там золото.

Купил на http://www.niphrit.ru/ измерительную аппаратуру для лабораторных работ. | эротический массаж в Железнодорожном