Народы Индонезии

Вначале XVI в. Индонезия не была единым государством. На многих крупных и мелких островах, составляющих ныне Индонезийскую Республику (Ява с Мадурой, Суматра, Борнео, Целебес, Малые Зондские и Молуккские острова), существовали более или менее самостоятельные племенные или государственные объединения. Их основное население было этнически однородным, но по социально-экономическому и культурному уровню — весьма пестрым. Если на Яве и в некоторых районах Суматры уже господствовали развитые феодальные отношения, то в прибрежных районах многих других островов ещё только завершался процесс складывания классового общества, а в глубинных районах всё ещё господствовал первобытно-общинный строй.

Важнейшую роль в истории Индонезии играла Ява, где ещё в конце XIII в. возникло крупное и могущественное государство Маджапахит. Опираясь на густонаселённые районы Восточной и Центральной Явы с их интенсивным земледелием и высокоразвитым ремеслом, Маджапахитская династия постепенно, в течение XIV и XV вв., превратила в своих данников и вассалов почти все княжества и все территории нынешней Индонезии, распространяя временами свой контроль и на Малаккский полуостров, а также на архипелаг Сулу.

Государство Маджапахит

Существование огромной Маджапахитской империи способствовало росту внутренних связей и развитию внешней торговли Индонезии с Китаем, Индией и странами Передней Азии. В казну феодального Маджапахита стекались огромные богатства в виде всякого рода поборов и дани. От вассалов и данников за пределами Явы поступали пряности, олово, ценные породы дерева и т. п. От феодально зависимого крестьянства Явы отбирались в форме ренты-налога рис и изделия домашней промышленности. Многое из этого вывозилось на внешние рынки, обогащая маджапахитскую феодальную верхушку.

Маджапахитская династия, завоёвывая и подчиняя своей власти новые территории, не ломала существовавших там общественных отношений. От подчинённых требовалась лишь уплата регулярной дани. Однако высокая культура Маджапахита и рост торговли не могли не влиять на более отсталые районы, ускоряя их социально-экономический и культурный прогресс.

Маджапахитские императоры выступали в роли верховных собственников всей земли Явы. Вассальные князья Явы, являвшиеся ранее наследственными держателями земли, превратились в губернаторов и наместников, ответственных перед императорской властью.

Пышные титулы, право на определённую долю собираемой ренты-налога и на труд крестьянина всё больше связывались с чиновничьими постами. Вся громадная территория Маджапахита делилась на провинции и округа. Многие из них совпадали с территорией прежних княжеств. Однако вместо прежних наследственных владельцев-феодалов ими управляли наместники. Они сочетали фискальные функции с административными и судебными.

Наместники находились под верховным наблюдением пати, являвшегося правой рукой повелителя Маджапахита и подчас фактически правившего государством. Характер наследственного дворянства сохранила многочисленная родня маджапахитских императоров. Значительная часть земель, особенно близ столицы, была в непосредственном владении императора. В этих императорских имениях надзор за крестьянами, сбор ренты и т. д. осуществлялись при помощи специальных управителей. Они не были подчинены чиновникам и отчитывались лишь перед императором. Жёнам и родичам императора также выделялись на кормление отдельные деревни и даже целые уделы.

Большим влиянием пользовалась верхушка индуистского (шиваистского) и буддийского духовенства. Монастыри и храмы владели землями и получали богатые дары. Главы шиваисюв и буддистов жили при дворе и принимали участие в императорском совете, в подготовке правительственных эдиктов и кодексов.

Эксплуатация основной массы населения — крестьянства осуществлялась по-прежнему при посредстве общинной организации. Яванская община являлась коллективным владельцем земли, которая периодически переделялась между её полноправными членами. Сочетание земледелия с ремеслом превращало общины в замкнутые самодовлеющие мирки. Однако внутри общины росло неравенство. В каждой деревне имелись бедняки. Зажиточная часть деревни и в особенности деревенская администрация эксплуатировали безземельных, неполноправных жителей селений в качестве издольщиков. Деревенские старосты и прочие представители сельской администрации хотя формально ещё и выбирались, однако всё больше превращались в назначаемое феодальной властью низшее звено феодально-бюрократического аппарата. За деревенскими старостами закреплялись служебные наделы, свободные от налогов. Эти наделы обрабатывались трудом крестьян и служили источником обогащения сельской администрации.

Согласно законам рента-налог не должна была превышать 1/10 продукции крестьянского хозяйства, но на практике зачастую взималось значительно больше. Всё взрослое население обязано было определённое время в году отрабатывать государственную барщину по строительству и ремонту дорог и ирригационных сооружений, по перевозкам и т. п.

Хотя сельские общины и носили самодовлеющий характер, постепенно развивался обмен между отдельными районами. Рис из центральных областей Явы шёл на запад и на восток острова, вывозился на Молуккские острова в обмен на пряности. Солеварни на восточном побережье Явы снабжали весь остров солью. В городах-портах, в столице и близ крупных административных центров развивалось ремесло. Наряду с прядением хлопчатобумажных тканей и изготовлением набойной ткани — батика, посуды, циновок, примитивных сельскохозяйственных орудий ремесленниками в сельских общинах в городах росло ремесло, обслуживающее двор, армию, городское население.

Целые деревни близ столицы изготовляли оружие; знаменитые яванские кинжалы — крисы — славились далеко за пределами страны. Высокого искусства достигли изготовление батика, парчи, украшений, медных и бронзовых сосудов, художественная обработка ценных пород дерева и т. д.

Городские ремесленники должны были отдавать государству в качестве налогов 1/10 часть вырабатывавшихся ими изделий, а также выполнять наряду с крестьянами государственную барщину.

Культура

В Маджапахите поощрялись искусство и литература. Достигшая расцвета с конца XIV в. литература была представлена плеядой поэтов, наиболее крупным из которых считается Прапанча, автор обширной хвалебной поэмы «Негаракартагама», посвящённой одному из наиболее известных маджапахитских императоров Хайаму Вуруку(1350—1389). Большой популярностью пользовался поэт Тантулар.

При Маджапахитском дворе широко поощрялся перевод классических произведений индийского эпоса на яванский язык. Значительного развития достигает составление исторических хроник. Образцом может служить сохранившаяся до наших дней, впервые ставшая известной европейским учёным лишь в конце XIX в. «Книга царей Тумапеля и Маджапахита», составленная, очевидно, в конце XV в.

Любовь к поэзии, театру, музыке была характерна для индонезийского населения и особенно для населения Явы. Своеобразный оркестр — «гамеланг» был необходимой частью народных празднеств. Большого изящества достигли народные танцы. При дворе правителя Маджапахита содержались целые балетные труппы.

Дальнейшего развития достиг и знаменитый театр теней — «вайанг». Вырезание из буйволовой кожи многочисленных причудливых, но строго канонизированных изображений для теневого театра и их раскраска представляли собой тонкое художественное ремесло, широко распространённое на Яве. Репертуар театра теней основывался на мотивах индийского эпоса, получавшего, однако, всё более яркий местный колорит. Бродячий кукольник со своим экраном и ящиком с многочисленными марионетками был всегда желанным гостем в деревне. Больших успехов достигла скульптура и монументальная архитектура, хотя и не создавшая в Маджапахите таких грандиозных сооружений, как знаменитая ступа Борободур и другие храмы VIII—IX вв.

Начало упадка Маджапахита

Рост внешних связей и проникновение в страну иностранных купцов способствовали возвышению ряда городов, расположенных на северном побережье Явы. В Джапаре, Тубане и других портовых городах возникали многочисленные колонии купцов и ремесленников из Китая, Индии и стран Передней Азии. Наместники таких городов сами втягивались в торговлю, вступали в деловые и семейные связи с иностранными купцами и быстро богатели.

Опираясь на свои связи и богатства, пользуясь поддержкой купеческих кругов, правители портовых городов постепенно превращались в фактически самостоятельных князей, власть которых распространялась как на самый город, так и на прилегающую к нему область. Они стремились к полной самостоятельности от центральной власти. В борьбе против централизованной власти маджапахитских императоров местные феодалы использовали в качестве идеологического оружия религию ислама, проникшую на Яву из Индии через посредство мусульманских купцов и проповедников. Народные массы воспринимали новую религию как идеологию борьбы против эксплуататорской власти императоров и маджапахитской аристократии, официальной религией которых был индуизм.

Возникновение мусульманских княжеств на развалинах Маджапахита

В 1520 г. Маджапахитская империя пала в результате объединённой борьбы исламизированных наместников и вассалов. Ява оказалась раздробленной на мелкие княжества во главе с мусульманскими династиями. Лишь на восточной окраине острова сохранилось княжество Баламбаган, управлявшееся потомками маджапахитских императоров. После падения Маджапахита завершилось обращение яванского населения в ислам.

Распад Маджапахита привёл к освобождению территорий, находившихся в вассальной зависимости от него. Стали самостоятельными многочисленные княжества на побережье Суматры и других островов. Развитие этих княжеств шло неравномерно. Некоторые из них, такие, как Малайя на восточном берегу Суматры, пришли в упадок. В это же время на небольших островах близ острова Хальмахейры возникли довольно значительные мусульманские султанаты Тидор и Тернате. Эти княжества, соперничая друг с другом, сумели подчинить себе богатые пряностями острова Восточной Индонезии, привлекавшие купцов из стран Запада и Востока. Это обеспечило Тидору и особенно Тернате значительную роль в жизни архипелага и в отношениях с внешним миром.

Распад Явы на большое число мелких феодальных княжеств повлёк за собою длительную борьбу между ними за власть и преобладание. Лишь к концу XVI в. правителю одного из княжеств Матараму Сутувиджойя удалось объединить под своей властью почти всю Яву, кроме индуистского княжества Баламбаган на востоке к Бантама на западе.

Возвышение Бантама на Яве, равно как и укрепление на северной оконечности Суматры государства Аче, подчинившего себе в XVI — начале XVII в. ряд районов Суматры, оказалось косвенно связано с перемещением торговых морских путей, установлением португальцами, захватившими в 1511 г. Малакку, контроля над морскими путями из Индийского в Тихий океан и над торговлей между Индонезией и странами Дальнего Востока.

Португальская экспансия

Используя соперничество между султанатами Тернате и Тидор и их борьбу за владычество над районами производства муската и гвоздики на Молуккских островах, Португалия добилась права построить крепость на территории Тернате и получила монополию на скупку пряностей. Португальские колонизаторы устанавливали произвольно низкие цены на пряности, обрекая население на разорение и голод.

Владея Малаккой, превратившейся в сильною крепость, и контролируя благодаря этому путь через Малаккский пролив, португальские колонизаторы облагали проходившие корабли тяжёлыми пошлинами. Китайские и индийские купцы, стремясь избежать этих разорительных поборов, стали пользоваться другим путём: через Зондский пролив и вдоль западного берега Суматры. Это обстоятельство способствовало превращению Бантама в важный торговый порт, а затем и в центр довольно мощного государства. Феодальная верхушка Бантама, разбогатевшая на посреднических услугах, подчинила своей власти сунданезские племена, обитавшие во внутренних районах Западной Явы.

Государство Бантам

В западных районах Явы во второй половине XVI в. наблюдается значительный рост сельского хозяйства, расширение системы ирригации. Одновременно идёт процесс закрепощения крестьян, обязанных не только уплачивать высокую ренту-налог в натуральной форме, но и выполнять различные повинности по сооружению оросительных каналов, постройке дорог, перевозке сельскохозяйственных продуктов в столицу. Рост внешней торговли и всё увеличивавшийся спрос на пряности со стороны европейских купцов способствовали внедрению в крестьянское хозяйство новой культуры — перца. В районах, где он культивировался, крестьяне уплачивали налоги перцем. Оставшийся перец скупался торговцами и также шёл на вывоз. По китайским сведениям, к концу XVI в. в Бантаме сбор перца достигал 3 млн. фунтов в год.

Рост феодальной эксплуатации, сопровождавший развитие товарно-денежных отношений, обусловил процесс обезземеления значительной части крестьянства.

Совет старейшин в Бантаме. Гравюра. Конец XVI в.
Совет старейшин в Бантаме. Гравюра. Конец XVI в.

В отличие от остальных районов Явы в Бантаме уже в этот период разрушается общинное землевладение, прекращается передел земельных участков. Беднейшие крестьяне, разоряясь, превращаются в бесправных издольщиков и попадают в долговое рабство. Законы страны официально разрешали родителям продавать в рабство своих детей. Рабство за долги стало распространенной формой закабаления сельского населения и ремесленников. Обострение классовых противоречий вызывало неоднократные вспышки борьбы со стороны крестьян, жестоко подавлявшиеся феодалами. В то же время отдельные представители разных прослоек и групп класса феодалов, боровшиеся за власть и влияние, стремились использовать недовольство крестьян в своих интересах.

Внешняя торговля Бантама

На основе жестокой эксплуатации трудового населения богатели феодальная верхушка, ростовщики и скупщики. Бантам — порт и столица княжества Бантам — к концу XVI в. не уступал, по свидетельству португальцев, многим крупнейшим торговым городам Востока. Сюда устремлялись купцы из многих стран. Здесь можно было встретить иранцев из Хорасана с драгоценными камнями и медикаментами, гуджаратцев с льняными и хлопчатобумажными тканями, пегуанцев из Бирмы с живыми слонами, арабов и даже эфиопов. Малайцы и китайцы сосредоточивали в своих руках ростовщические операции. Китайские торговцы в Бантаме, как и во многих других районах Индонезии, играли весьма крупную роль. Они жили в отдельном квартале и пользовались внутренним самоуправлением. Бантам стал центром обмена многих индонезийских товаров на ввозные. Сюда привозился рис не только из Центральной Явы, но и из Макассара на острове Целебес и с острова Сумбава, мед из Джакарты и с Тимора, соль с восточного побережья Явы, хлопок и краски с островов Бали и Ломбок, олово и свинец из Перака и Кедаха, железо с острова Карамата. Бантам имел довольно сильные укрепления, располагал пушками и военным флотом. Португальским колонизаторам не удалось подчинить Бантам, так же как и Матарам, своему контролю.

Аче на северной оконечности Суматры также превратился в крупный торговый центр. Его султаны подчинили себе многие районы и племена Суматры. На юге острова Целебес приобретало возрастающее влияние государство Гао. Центром этого государсгва был Макассар, куда предприимчивые бугинезские мореплаватели привозили в обход португальской монополии, пряности, привлекавшие иностранных купцов.

Рынок в Бантаме. Фрагмент гравюры. Конец XVI в.
Рынок в Бантаме. Фрагмент гравюры. Конец XVI в.

Попытки португальцев добиться разрешения на постройку укрепленных факторий на Яве не увенчались успехом. Они были не в силах прервать торговые связи Бангама и Аче с Китаем, равно как с Индией и со странами Передней Азии.

Голландская экспансия

23 июня 1596 г. в Бантам прибыла первая голландская торговая экспедиция во главе с Корнелиусом Хутманом. После этого успешного проникновения в португальские заповедники в городах и штатах Нидерландов возник целый ряд компаний для торговли со странами Востока. В 1602 г. они были слиты в Объединенную Ост-Индскою компанию с большим по тому времени акционерным капиталом.

Образцовая капиталистическая страна XVII в. — Голландия совместно с Англией вела борьба против колониальною господства Португалии и Испании. В то же время голландские колонизаторы использовали в собственных интересах ненависть индонезийского населения к португальским завоевателям. Выдавая себя за союзников феодальных правителей индонезийских княжеств и государств, голландская Ост-Индская компания медленно, но неуклонно укрепляла свои позиции в стране. Так, под предлогом защиты «союзников», компания создала цепь своих укреплений в Тернате, на Амбоине, на островах Банда и др., полностью вытеснив оттуда португальцев. Остатки владений последних сохранились только на острове Тимор. С ослаблением Португалии возрастала конкуренция между Голландией и Англией.

С большими трудностями столкнулась Ост-Индская компания в своём стремлении укрепиться на острове Ява. Правители Матарама и Бантама решительно отклоняли домогательства голландских колонизаторов, добивавшихся права строить на территории острова укреплённые фактории. Наконец, на территории княжества Джакарта, правитель которого находился в вассальной зависимости от Бантама, голландцам удалось создать факторию с укреплённым фортом, соблазнив правителя обещанием перенести сюда всю свою торговлю деятельность на архипелаге. Попытки Бантама, не без поддержки англичан, силой изгнать голландцев из Джакарты не удались. Подоспевший вовремя в 1619 г. с Молуккских островов голландский флот, а также соперничество и раздоры в лагере бантамцев не только спасли осаждённый в форту голландский гарнизон, но и позволили голландской компании нанести бантамцам тяжёлое поражение. На развалинах Джакарты возникла первая на Яве голландская колония. Вокруг форта, переименованного ещё во время осады в Батавию, вскоре возникли посёлки китайских торговцев и ремесленников и постепенно вырос город. Батавия стала опорным пунктом постепенного завоевания голландской компанией всей Явы и центром разраставшихся голландских колониальных владений и факторий, цепь которых раскинулась от Африки до Японии.

В независимых от голландской компании княжествах и султанатах португальцы ещё пытались удерживать свои позиции в торговле. Лишь захват голландской Ост-Индской компанией в 1641 г. Малакки полностью покончил с португальским господством в Индонезии. Сохранившиеся на острове Тимор остатки португальских владений уже не мешали установлению монопольного господства Голландии.

Последствия колониальной эксплуатации голландцев в XVII в. особенно тяжело ощущались на Молуккских островах. Вытеснив оттуда португальцев, голландская компания установила ещё более строгий монопольный контроль над торговлей. Принудительно низкие цены и отсутствие снабжения островов рисом обрекали население на голод и вымирание. Попытки сопротивления колонизаторам жестоко подавлялись. В 1621 г. доведённое до отчаяния население островов Банда восстало. Однако регулярные войска компании, вооружённые европейским оружием, жестоко расправились с восставшими. Многие были перебиты, остатки загнаны в скалистые внутренние районы островов и буквально уморены голодом. Острова обезлюдели. Голландцы пытались найти выход в организации на островах Банда рабовладельческих плантаций. Собственникам плантаций было разрешено устраивать ловлю рабов на всех прилегающих островах. Рабов скупали и за деньги. Князья Целебеса являлись основными поставщиками рабов для компании, использовавшей их труд на плантациях, а также развившей широкую торговлю рабами на восточных рынках. К. Маркс по этому поводу писал: «Нет ничего более характерного, как практиковавшаяся голландцами система кражи людей на Целебесе для пополнения кадров рабов на острове Ява. С этой целью подготовлялись особые воры людей. Вор, переводчик и продавец были главными агентами этой торговли, туземные принцы — главными продавцами. Украденная молодежь заключалась в Целебесские тайные тюрьмы, пока не достигала возраста, достаточно зрелого для отправки на кораблях, нагруженных рабами».( К. Маркс, Капитал, т. 1, стр. 755. )

Однако к середине XVII в. голландская колониальная система еще далеко не приняла своего законченного вида. Даже Ява не была к этому времени покорена. Батавия находилась под постоянной угрозой осады со стороны еще достаточно мощных Матарама и Батама. Голландская компания вынуждена была сочетать интриги с униженными просьбами при дворе Матарама, от которого она зависела в снабжении продовольствием своих колониальных владений на архипелаге. Лишь к середине XVII в. голландцам удалось добиться признания со стороны Матарама своих территориальных захватов в Батавии и ее окрестностях. Однако потребовался еще длительный срок до окончательного захвата всей Явы и закабаления её народа.

Отель 4 звезды на острове корфу. Остров корфу отели tui.ru.